Практическая стрельба — лучшая тренировка для спецназа

Практическая стрельба —  лучшая тренировка  для спецназа

Как правильно организовать обучение сотрудников спецподразделений стрельбе? Вопрос этот очень важен, — убеждён наш творец,— ведь от эффективности подготовки в боевых условиях будет зависеть жизнь бойцов.

Подача материала

Как подать материал для изучения? Этот вопрос теперь занимает очень многих моих коллег — инструкторов по стрельбе. Ведь у наших подопечных своя, причём весьма разнообразная, специфика работы и своё жизненное пространство. Есть подразделения милиции, есть элитные части МВД, есть оперативники, которым тоже иногда приходится применять оружие, есть спецназ «Антитеррора», есть диверсанты, они же разведчики. И естественно такое структурное многообразие повлекло за собой появление различных «школ» в стрелковом деле, и как следствие — серьёзных противоречий промеж ними.

Этот раскол наиболее ярко стал заметен только с недавних пор. Те, кто продвинулись в стрельбе теперь, это, как правило, «практики». С их лёгкой руки практическая стрельба завоёвывает регион за регионом. Чему лично я — рад. И не скрываю. Как базовый курс для подготовки она идеальна. Но, к сожалению, толковых инструкторов, и, тем более, пособий по ней не так уж много.

Практическая стрельба —  лучшая тренировка  для спецназа

Мною перерыто обилие отечественных источников, но все они в плане практической стрельбы ограничиваются описанием каких-то страшно странных действий: «..сместитесь вправо, и вот уже нападающие выстроились в цепочку, мешая приятель другу. Вы без труда перестреляете этих горе-вояк….». Явно, это написал либо профан, либо нездоровый человек в бреду. Или вот ещё отрывок из книжки для снайперов — «…в непосредственной близи с противником, чтобы пукнуть без звука, нужно одной рукой оттянуть одну из ягодиц в сторону….». Хочется спросить автора, а практическая стрельба-то тут причём? Или вот совет из пособия для спецподразделений — «…взгляд исподлобья, глаза прищурены, зубы стиснуты, играешь скуловыми жевательными мышцами…». Круто! Вот только если это сделать, то, я думаю, ни у кого не останется сомнений в твоих намерениях — может прозвучать выстрел, до того как ты закончишь двигать «желваками». А в бою, какое личико ни делай, — граната взорвётся, пуля прилетит. В общем — картина маслом. У каждого свой взор. И у меня тоже.

Отправная точка

То, от чего отталкиваюсь я при подготовке своих слушателей, это инстинкты и реакция организма на стресс. Я считаю, что это и есть отправная точка для любой тренировки, в ходе которой отрабатываются навыки, пригодные для боя.

Инстинкты не поддаются никаким тренировкам. Их невозможно «наработать» или «поставить». Их невозможно «включить» и «выключить» в тот момент, когда нужно остаться живым, или продолжить командовать, или просто исполнять свою боевую задачу. Они постоянно включатся, хотите вы этого или нет. И если реакция организма у вас, мягко говоря, не соответствует тем задачам, которые перед вами поставили, то, скорее всего, задание вы провалите.

Вот вам образец

Дано:

Оцепленный адрес. В адресе духи. Снаружи — вы. Вам нужно войти досмотреть. Что там внутри, вы не знаете. Им нужно проталкиваться и уходить.

Почему, когда половину дома уже сложили БТРы, «они» все равно идут в прорыв, и бывает частенько, что прорываются? Вопрос простой. И ответ тоже — жить хотят. Всё правильно, несмотря на раненых и убитых, их организм пытается спасти себя.

Тогда второй вопрос. Почему люди, у которых на плечах наколоты разные устрашающие картинки и бравые лозунги, попав под «раздачу», выбегают из этих адресов, как зайцы? Иногда, кстати говоря, тоже бросив раненых. Хотя каждый получил задачу — при сопротивлении уничтожить. Почему не выполняете? Что ж это вы?

Я, разумеется, утрировал ситуацию, и прошу меня извинить, если кого обидел, но сделал я это лишь для того, чтоб стало понятно, что если на плече у вас наколото «Рожден убивать» или «Если не я, то кто?» — это ещё ничего не значит. Боевая подготовка начинается не с наколки на могучей руке, а с психофизиологии. В кабинете у врача. .

Практическая стрельба —  лучшая тренировка  для спецназа

Однако вернемся к задаче.

Духи выбегают — прорываются — хотят жить. Мы выбегаем — тоже хотим жить. Всё правильно. Так бывает. Вот это и есть инстинкты. Это и есть реакция организма на стресс. И как ни старайся, как ни тюнингуйся и ни тренируйся — «включатся» они, и побежишь, как миленький. И я побегу, который пишет, и ты, который теперь это читает. Мы-то, на работе. А вот «они» — нет.

Я никому не открою секрет, если скажу, что, положим в Аргуне в 2002–2004 гг. средний возраст «душка» был до тридцати лет. В 14–16 лет у многих из них за плечами значилось по пять–восемь нападений на федералов. А мы в таком возрасте ещё только мечтаем поступить в Рязанское училище на «десантника». У них чутьё — «чуйка», как они говорят, а у нас информация и не постоянно достоверная. Вот и куролесим.

Есть, однако, и другие схемы поведения при стрессе. Я знаю человека, который два раза забегал в комнату на выкат гранаты, из которой её выкатывали, и добивался положительного результата. Видел бойцов, забрасывавших обратно выброшенные под ноги «эфки». Разговаривал со щитовиками, закрывавшими группы от гранат и пуль. У этих людей совсем другие инстинкты, и серьёзный боевой опыт. Таким, явно, самое место в спецназе, они для этого подходят.

К делу

Так как же организовать занятия по стрельбе, чтобы заставить инстинкты трудиться за бойца, а не против него? С чего начать? С самого начала с хвата — выхвата короткоствола.

Первое, что имеет смысл «наработать», это выхват, а уж только потом правильный хват оружия. Звучит нелепо, но это так. В бою хвата вообще не будет. Будет судорожное хватание. Извлечения такого, каким мы его привыкли видать на соревнованиях, — тоже не будет, будет выдергивание оружия. У тех, кто работает по адресам, — основная работа с длинностволом, следовательно, они возьмутся за пистолет только в случае отказа основного оружия. Нынче представьте накал эмоций в этот момент. В такой ситуации об академичности исполнения разговаривать не приходится. И выхватом это назвать нельзя, это переход на краткий ствол. Очень прыткий и резкий. Будет рывок, из застегнутой кобуры, и мгновенное открытие огня ещё до того, как руки встретятся для формирования хвата у груди.

Практическая стрельба —  лучшая тренировка  для спецназа

В связи с этим, кобура должна дозволять выдергивать оружие, будучи даже застегнутой, пусть лучше она выйдет из строя, но пистолет окажется в руках. Крепить её нужно жёстко, чтоб она не тянулась до подмышки, когда у вас не будет времени на расстегивание. Она не должна срываться с ремня совместно с пистолетом при резком выхвате. Ну и наконец, крепить кобуру нужно постоянно на одном и том же месте, привычном для вас. В разгрузке. При скрытом ношении. На тренировке. И по возможности, это должна быть одна и та же кобура.

То, что взамен грамотного выхвата будет именно рывок, я вам гарантирую. Я, сам лично, как-то раз выдёргивал магазин и надорвал соседний клапан на разгрузке, при этом пистолет выпал совместно с оторванным клапаном, хорошо был на ремешке. Тогда я от стыда об этом умолчал. А ведь движение это было мною отполировано до «блеска», тем не менее «всё лопнуло».

При стрессе «тонкой» моторики нет и никогда не будет. Будет «грубая», закреплённая инстинктами, и которая развивается у человека с младенчества, именно для того, чтобы выжить. Рывковые, хватательные движения.

Как это ни удивительно, вопросы извлечения короткоствола нужно особенно тщательно отрабатывать тем, для кого основная работа проходит с длинным стволом. Для них это, по сути, техника перехода на краткий ствол, от которой зависит жизнь.

Тем, кто беспрестанно работает с короткостволом, а именно штурмует захваченные террористами самолёты, автобусы, машины, оперативным сотрудникам, осуществляющим задержания, — техника извлечения не так важна. Оружие вы извлечёте ещё перед выходом на «боевую» в спокойной обстановке.

Есть ещё задачи сопровождения, где пистолет носится скрытно. Здесь вам, как и коллегам, привыкшим к длинностволу, придётся дергать оружие, задирая левой рукой куртку. Чистого выхвата не будет. Но, разумеется, на всякий случай наработать его надобно.

Практическая стрельба —  лучшая тренировка  для спецназа

Вот примерный список вопросов, которые имеет смысл отрабатывать, рассматривая извлечение:

Переход на краткий ствол стоя (в движении вперёд, обратно, вправо, влево);С колена;Лёжа (на боку, спине, животе);При переходе в положение сидя, полулёжа, прислонившись;Всё то же самое слабой рукой;Всё то же самое в условиях ограниченной видимости (подсветка от автомата, слабой рукой, у кого установлены фонари);Всё то же самое в паре.

Упражнения постоянно должны дорабатываться до логического конца. Это значит, что, отстреляв из пистолета, вам его нужно куда-то вложить — обратно в кобуру, предположим (вы пробовали это сделать скоро, и когда ствол на задержке?) или дозарядить, или перезарядить оружие. Это тоже вопросы, которые требуют практического подхода.

Ещё надобно устранить задержку на длинном стволе, положим перезарядить. Значит, нужно прикрыться. Нужны команды голосом. Казалось бы просто переход на иной ствол, а вопросов масса.

При тренировке группы сопровождения может отрабатываться ещё вопрос быстрого извлечения фонарей. Ну и всё остальное в этом духе.

Всего перечисленного хватит на луна интенсивных занятий, а то и на два. Как видите, есть над чем поработать. Добавьте ещё разнообразие кобур и снаряжения, что я, предположим, не считаю хорошим признаком, — и вот уже квартал забит.

Ещё один немаловажный момент. Вы должны знать, где у вашего товарища пистолет и уметь даже в темноте одним движением достать его. И не только пистолет, это же касается аптечки, гранат, жгутов, петель «эвакуации» и т.п. Сами понимаете — это важно.

Практическая стрельба —  лучшая тренировка  для спецназа

Нынче несколько слов о хвате. Учить нужно, разумеется, правильному хвату. Лучше чем в практической стрельбе, этому нигде не научат. Книга Виталия Крючина «Практическая стрельба» — должна стать настольной. Очень хорошие разработки в Челябинском «Полигоне», я сам их читал, мне очень понравилось. Для своих занятий я сделал их базовыми.

Но разуметь надобно одно, что, когда «ужалит», не у всех это получится. Это нужно просто иметь в виду. А размышлять нужно о том, что именно у вас всё получится, потому что вы много и добросовестно тренируетесь.

Очень важно при стрелковой подготовке наработать правильное положение тела, исходя из следующих условий: положение тела при стрельбе не должно меняться, вне зависимости из чего вы стреляете — автомат, пистолет, пистолет-пулемёт. Оно должно быть одинаково устойчивым к толчку, запрокидыванию и эффективным для удержания оружия при длинной очереди, положение ног и головы относительно оружия должно быть постоянным. При переходе с одного ствола на иной не придётся что-то менять в себе.

Ещё хочу сказать, что нет каких-то определённых стоек. Их в принципе быть не может. Если вы уже их учите, то хочу расстроить, когда по вам выстрелят и, не дай всевышний, зацепят, вы всё забудете моментально. Правильное положение это то, которое принимает тело неосознанно.

Меня в ходе занятий много раз просили показать правильную стойку. Один раз я поставил стрелков лицом к мишеням, они выхватывали оружие и наводили на цель, просто, как говорят, в «холостую». Враз замечу, что это были примерно гражданские люди. И тут за их спинами я влупил длинную очередь из ПМ, в сторону мишени. Дальше было так: ноги моих подопечных подогнулись — примерно все присели, головы повернулись ко мне, кто-то дернулся в сторону. Идеально! Вот это и нужно делать. Вот это и есть ваша стойка: ноги полусогнуты, голова в сторону цели на выстрел. Обнаружение цели. Идентификация. Принятие решения. Если нужно — выстрел. Оказалось, что все всё знают.

Я работал с ними час, и не мог этого добиться. Отпустил «повод», они сами всё сделали. Это главное правило вашей тренировки — не мешать телу и инстинктам. И всё получится. Просто иногда, когда ваших учеников начнёт «уводить в сторону», верните их на «дорогу».

Этому учат многие буржуйские школы за очень серьёзные деньги. Это называется секретная методика. Открою вам страшную тайну: она не нужна. У вас и так всё есть. Всё внутри. Нужно только вытащить наружу и отшлифовать. Ничего сложного. Приезжайте — расскажем.

Практическая стрельба —  лучшая тренировка  для спецназа

Я знаю, что именно так (присели, опустили голову, оглянулись) поступят все в момент выстрела, если он неожидан. Но вот парадокс, на тренировках, когда всё спокойно и комары не кусают, я не могу этого добиться от некоторых людей. Зажимаются, принимают какие-то картинные позы. Глупо и смешно. Стрелять в тире за спиной у спецназовца — пустое дело — не испугается. Дожидаться, пока попадёт в бой и у него откажет главный ствол, — так можно дожидаться до китайской пасхи. Убедить не постоянно получается.

В каждом подразделении я встречаю следы «работы» какого-то «пацанчика», который обучил всех правильной стрельбе. Легенды и мифы о нём не подвластны времени. Бывает, звоню туда, откуда подразделение прибыло, и спрашиваю у коллег — « А кто их учил? Что за «пацанчик»? Мне отвечают — «Первый раз слышим». А может его и нет совсем? Кто знает. А может, он, этот «пацанчик», также точно отзывается обо мне? Скорее всего. Решать вам.

Подводные камни

Первый шаг в ходе стрелковой подготовки, это перестать врать себе. Признаться, что все мы дёргаем за спуск, когда время поджимает, что в движении очень нередко мажем. Что, стреляя «Флэш», бывает отрываем второй выстрел в «молоко». Это есть у всех. Мы люди.

Очень важно правильно расценивать действия подопечных. Судить о них по пробоинам в «альфе» или «дельте» не совсем уместно. Есть что-то такое в стрелках, что видно враз — будет стрелять или не совсем. Это правда. Не все отличные стрелки. Но и расценивать голую «даровитость» тоже глупо. Я никогда не смогу сказать про стрелка, что он плохо отработал, если он упорно пашет, хоть и мажет. Но то, что мажет, это я командиру доведу. Но и халявщика, у которого всё получается запросто, я тоже не могу «задвинуть», он стреляет и попадает. Тоже молодец, хоть и не вспотел. Я никогда не работал индивидуально, постоянно только с группами. И говорил постоянно о группе. Пришла группа — постреляла, — а ты говоришь командиру — «Хорошая команда, весёлая, собранная». Можно было взамен этих слов зачитать перечень с двойками и пятёрками. Но в этом скрыто лукавство — не это главное.

В каждом подразделении есть свои звёзды. Это чемпионы, которые выигрывали крупные отечественные и международные турниры. Они, как правило, очень много работают над собой и уже давно поняли, что если хочешь чего-то добиться, то нужно вкалывать, а не ныть о нелёгкой доле спецназовца. Они надменны и смотрят на бездельников сверху вниз. Они самолюбивы и не безосновательно. Потому, что они звёзды, а все остальные лузеры. Но они не подходят для групповой работы. Побеждают не звезды, а группа, пусть бездельников, пусть алкашей, но группа. Вы никогда не увидите на международных соревнованиях наших коллег из SAS (Special Air Service — английский спецназ) — они не участвуют. И правильно.

Снайпер вашего подразделения обязан из кожи вон лезть, чтобы уложить четыре выстрела в пол-угловой минуты не потому, что «трёха зелёных косарей» ломится, если выиграешь, и слава, а потому, что командир требует. А вы как инструктор по огневой должны рассказать командиру о том, какие требования есть и должны быть.

К слову, немного кто из командиров знает, что такое угловая минута, угол бросания, хват пистолета и т.д., а значит, немного кто может оценить огневую подготовку своего войска. Поверит он, скорее всего, своим «группникам». Они скажут, что всё отлично. А вы со своими мыслями и никому не нужной «правдой» вновь задумаетесь над вопросом — «А зачем мне всё это надо»???

На занятиях звёзды «гасятся» либо командиром — если он заинтересован в эффективных занятиях, либо вами –если получится. Если не получится, слушать вас дальше никто не станет. Можете окончать. А звёзды теперь, скажу я вам, — ого-го — уровень России по Практической стрельбе.

Я также обязан сказать, что иногда ваши знания и ваши методы подготовки могут столкнуться с противодействием «бывалых». Здесь, как и со «звёздами», никакие слова и никакие научные факты не помогут. Поможет быстрая и кучная стрельба. Если этого нет, то не беритесь за продвижение новаторских «тем», иначе и вы можете стать просто посмешищем. Подтверждать свою правоту лучше всего с таймером в руках и у мишени. В отличие от «звёзд», «бывалые» стреляют плохо. Они только болтают о войне, которой нет. А что будет в бою, это уже как карта ляжет.

Из всего изложенного не следует, что вы должны стать солнцепоклонником и записаться в дружину Александра Белова, и прислушиваться в свой организм — не учуял ли он движение земной коры, чтоб спастись от наводнения. Нет. Жить на инстинктах, как вандал, не стоит. Нужно просто знать, что хочешь или не хочешь, твоя сущность вылезет-таки наружу.

Не стоит также уходить с головой в спорт, чтобы быть хоть на долю секунды, но впереди. Хоть на один балл, но опередить. Не главное попасть два в «альфу» — главное два в печень или грудь.

Утончённый, глубоко научный, академический подход на нашего брата тоже не действует. Нужно быть проще. Не зарываться. Квантовая теория и теория относительности на стрельбу и кучность влияют так незначительно, что ими можно пренебречь в описании природы выстрела. Мы живём по старым добрым Ньютоновским законам. И если не умеешь плавно нажимать на спуск и правильно держать пистолет, неправильно распределяешь силы, то и правильные инстинкты не помогут. Всё должно быть пропорционально.

Майор «ВЕТЕР», инструктор по стрелковой подготовке

.

Оставить комментарий

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .