Спорный ствол

Спорный ствол

МВД перечислило разработанные по поручению президента меры, направленные на ужесточение оборота травматического оружия

Вряд ли необходимость пройти курсы и получить дополнительные справки сделает покупку лицензии через теневых посредников более сложной, неужели что более драгоценный. Уличные бойни с резиновыми пулями могут прекратиться только при запрещении “травматики”. За рубежом, кстати, и не существует этого класса оружия, которое толком не защищает, но калечит.

Травмированная психика

Трудно не связать указание об ужесточении оборота травматического оружия, которое 3 февраля Дмитрий Медведев дал главе МВД Рашиду Нургалиеву, с нашумевшим в конце декабря прошлого года делом бывшего подполковника милиции Анатолия Маурина. Маурин выстрелил из травматического пистолета во Владимира Демидова, водителя снегоуборочной машины, который помял его внедорожник. Резиновая пуля попала в ногу Демидова, пробив сонную артерию, и впоследствии подполковник сожалел, что “случайный выстрел прервал жизнь человека”. C “травматикой” такое бывает: не воспринимая ее как настоящее оружие, граждане в пустяковых конфликтах начинают палить резиновыми пулями.

Спорный ствол

“За последнее время произошел целый ряд преступлений, связанных с применением травматического оружия,— отметил президент.— Это травматическое оружие в нашей стране продается, по сути, без всякого контроля: просто переписываются паспортные данные. Что в дальнейшем происходит с этим пистолетом, где он применяется, с какими последствиями, никто не знает”. В тот же день фрагмент этого выступления появился в сообществе “Блог Дмитрия Медведева” по адресу blog.kremlin.ru и в ЖЖ, где пост собрал в общей сложности примерно шесть сотен комментариев. “Бред это, Дмитрий Анатольевич. Этими новыми правилами вы только отберете у людей последние возможности для уличной самообороны, не более того”,— пишет kamikazze_ru. “И для уличного же нападения”,— напоминает nimtar.

По данным МВД, россияне владеют 1,3 млн единиц травматического оружия, вокруг 200 тыс. стволов — в Москве. Более 20% продаж обеспечивает московский регион, где ежемесячно продается 5 тыс. стволов. Средняя стоимость — 15-17 тыс. руб. Вокруг 1,5 тыс. руб.— цена патронов для одного пистолета или револьвера. За 2009 год прирост рынка составил примерно 7%. Теперь, потом выступления президента, ожидается новый всплеск продаж: граждане постараются успеть покупать “травматику” до введения новых правил ее оборота.

Спорный ствол

Главный штрих к статистике: по данным МВД, ежегодно россияне теряют 3-4 тыс. травматических стволов. Значительную доля, уверены в милиции, переделывают под стрельбу боевыми патронами.

Попытки навести порядок в обороте “травматики” неминуемо приводят к вопросу: нужна ли она вообще? В США, где в большинстве штатов разрешено владение боевым оружием, травматическое под запретом. В большинстве европейских стран оборот того, что понимают под “травматикой” в России, не регламентирован: никому не приходит в голову ее приобретать. “Оружие, использующее травматические патроны 9РА, нигде, кроме России, не распространено,— рассказывает Павел Новичков, заместитель директора компании “Россимпорторужие”.— Зарубежные модели, которые у нас продаются, изготовлены по заказу отечественных компаний-импортеров и проходят стандартную процедуру сертификации, получают заключения Центрального института травматологии и ортопедии (ЦИТО) и Экспертно-криминалистического центра МВД”.

Особое оружие русских

Флагманский магазин оружейной сети “Кольчуга” на Варварке — в пяти минутах от Кремля. Одна дверь ведет в магазин, другая — в ресторан под тем же названием. Под “травматику” выделен отдел. Пока фотокорреспондент “Денег” снимает позирующих с оружием консультантов, завотделом Александр помогает мне выбрать оружие самообороны. Вот, положим, странный пистолет-обрубок “Оса”. “У “Осы” помимо травматических есть светозвуковые патроны, можно по идее, не травмируя, отпугивать собак или хулиганов.

Выстрел такого патрона сопровождает оглушительный звук (120 дБ) и яркая вспышка, как у магниевого фотоаппарата”. Александр говорит, что для самообороны “Оса” лучше большинства многих игрушек более внушительного вида. “Но не все покупают “травматику”, чтобы защищаться,— замечает Александр.— Многих привлекает наружный вид пистолета и возможность пострелять по бутылкам, а для этого лучше подходят копии боевого оружия”.

Спорный ствол

Российский закон “Об оружии”, принятый в 1996 году, определения травматического оружия вообще не содержит. По сути, это неформальное определение: в целях самообороны гражданам разрешено использовать газовое оружие (пистолеты и револьверы) с возможностью стрельбы травматическими пулями и бесствольные пистолеты, а также огнестрельное бесствольное оружие отечественного производства с патронами травматического, газового и светозвукового действия. Последнее определение для “Осы”, с которой началась история отрасли, и написано. Пистолеты-”обрубки” из алюминиевого сплава в серийное производство запустили в 1998 году. Остальной арсенал появился в начале 2000-х (сыграло роль и вступление в силу в 2003 году изменений в 37-ю статью Уголовного кодекса о необходимой обороне). Теперь класс “гражданского бесствольного огнестрельного оружия”, которое, как гордо пишут его разработчики на своем сайте, не имеет аналогов в мировой практике, представлен еще “Стражниками” и “Лидерами”.

Спорный ствол

Если брать “травматику” в целом, российских моделей теперь меньше, чем зарубежных, рассказывает Павел Новичков, но в объеме продаж часть импорта не превышает 10%: если в Москве и крупных региональных центрах можно найти и покупать любую модель, в медвежьих углах — только “Осы” и “Макарычи”. “Дело и в цене, и в том, что у российских производителей Предположим, у Ижевского механического завода) больше дилеров, но главное — менталитет: в России любой пистолет обязан быть похож на ПМ”,— замечает Новичков.

Плюс нарколог

Лицензию перед покупкой “травматики” нужно получать и теперь, ее выдает лицензионно-разрешительный отел при ОВД. Для этого помимо паспорта и фотографий требуется медсправка (форма 046-1) и характеристика от участкового, в которой — подтверждение того, что кандидат обзавелся ящиком для хранения оружия. Прежде требовались также справки от нарколога и психоневролога, но недавно их упразднили.

“В Америке, в ряде штатов, чтобы покупать оружие, достаточно оставить заявку в оружейном магазине, предъявив паспорт или водительское свидетельство,— рассказывает Павел Новичков.— Проверкой покупателя и сбором необходимых справок и разрешений займется продавец. В России покупателю приходится расходовать кучу времени и денег на сбор бумаг. Впрочем, в наших условиях у такой системы есть явный плюс: случайные люди в процессе отсеиваются”. Здесь есть лукавство. Google выдает 200 тыс. результатов по запросу “купить справку на оружие”. Стоимость вопроса — 10-15 тыс. руб. Называется это чаще всего “представительскими услугами в органах внутренних дел”.

Вероятно, именно развитость “представительского сервиса” имел в виду глава государства, когда говорил, что “травматика” продается кому угодно.

Спорный ствол

“Президент предлагает ужесточить контроль оборота травматического оружия, и это справедливо: не секрет, что теперь все документы для получения лицензии на оружие самообороны можно получить через интернет, даже из дома не нужно выходить. Доступ к оружию получают неуравновешенные, безответственные лица, не имеющие навыка обращения с короткоствольным оружием”,— считает Юлия Потриденная, генеральный начальник компании “Техноармс”.

10 февраля заместитель начальника департамента охраны общественного порядка (ДООП) МВД России Леонид Веденов заявил журналистам: “Мы хотим ужесточить оборот травматического оружия настолько, чтобы он был соотносим с оборотом огнестрельного”.

“Законопроект готов, в Госдуму его внесет администрация президента”,— сообщил “Деньгам” Геннадий Гудков, заместитель председателя парламентского комитета по безопасности. В документе, помимо того что он вводит определение травматического оружия,— три основных нововведения.

Предлагается ввести контрольный отстрел гильз с последующим занесением образцов в “федеральную пулегильзотеку”, организовать обязательные курсы для желающих приобрести “травматику” (научат не только пользоваться таким оружием, но и расскажут об оказании первой помощи) и, наконец, ужесточить правила выдачи. В частности, планируется ввести справки от нарколога, психоневролога и “характеристику по месту жительства”.

Все три пункта вызывают сомнения: новые справки наверняка помогут сделать те же самые “представители”.

Творение пулегильзотеки “травматики”, по словам депутата Гудкова, уже согласовано с оружейниками, и те в реализации идеи не видят технических сложностей.

Спорный ствол

Вероятно, они все-таки существуют. “В случае с огнестрельным нарезным оружием основное следообразование происходит на поверхности пули, что дает точность более 99%,— говорит Павел Новичков.— Когда есть только гильза, такого результата добиться уже сложнее. В случае с нарезным стволом следообразование уникально, а в травматическом оружии замена ударника или выбрасывателя, которые для отечественных пистолетов продают во всех оружейных магазинах, может сильно изменить картину”. Револьверы и “бесствольники” вообще не выбрасывают гильзы — только резиновые пули. Идентифицировать, получается, нечего.

Что касается курсов, идея сама по себе, разумеется, неплохая. “Но хотелось бы, чтобы они отличались от тех же автошкол, где, как известно, учат не машину водить, а сдавать экзамен на права”,— считает Павел Новичков. “При существующем уровне коррупции бессмысленно пытаться заставить проходить курсы тех, кто не собирался учиться. Кроме того, главный момент не в том, чтобы выучиться живо и ловко стрелять, а в том, чтобы правильно расценивать ситуацию”,— отмечает начальник стрелкового клуба “Сайга” Рафаил Рудицкий.

Спорный ствол

Курсы, кстати, появляются и без подсказки сверху. В ноябре 2009 года заработало Всероссийское сообщество владельцев гражданского оружия (ВОВГО). Вместе с Федерацией практической стрельбы России организованы курсы для владельцев гражданского оружия. “В 99% случаев применение оружия правоохранительные органы оценивают как неправомерное: в лучшем случае речь идет о превышении пределов необходимой самообороны и минимальном условном наказании, в худшем — о предумышленном убийстве”,— говорит Сергей Зайнуллин, заместитель председателя центрального совета ВОВГО. Запустили даже горячую линию — в 46 регионах членов ВОВГО консультируют юристы.

Спорный ствол

И все-таки как бы цивилизованно ни пытались водить себя любители “травматики”, от главной ее, так сказать, пользовательской проблемы это их не спасает.

Понятна позиция экспертов, выступающих за полное выведение «травматики» из оборота: вытащить «ненастоящий» ствол из кармана психологически проще, чем боевой. А убивают из него зачастую точно так же.

Средства полузащиты

Если применять травматическое оружие не по инструкции, можно убить человека, а если действовать в русле требований Минздрава,— только разозлишь нападающего. “Стрелять в корпус, если на человеке пиджак или куртка, бессмысленно, в то же время выстрел из “Осы” с расстояния двух метров проламывает височную кость”,— поясняет Рафаил Рудицкий.

“Травматика” становится все мощнее, за несколько лет обычная мощность оружия возросла с 20 до 80 Дж. “Основная тенденция рынка: отдельные патроны российского производства позволяют добиться мощности уже вокруг 100 джоулей,— говорит Анатолий Драпкин, коммерческий начальник компании “Армс Групп”.— Это недалеко к энергии боевых малокалиберных пистолетов (120-130 Дж), использующих свинцовые пули.

Спорный ствол

Большинство зарубежных производителей отказывается издавать оружие, которое рассчитано на такие патроны, даже для экспорта, как, впрочем, и патроны повышенной мощности”. Такое оружие, говорит знаток, позволяет пробить легкую одежду, кожу и попасть во внутренние органы. “Гуманнее использовать малокалиберное оружие со свинцовыми пулями,— считает Анатолий Драпкин.— Это — в русле мирового опыта: нигде травматическое оружие для самообороны не используется. Если патрон со следообразованием будет лежать в федеральной пулегильзотеке, обладатель оружия тысячу раз подумает, сначала чем стрелять”.

Спорный ствол

“Призывы разрешить в качестве гражданского средства самообороны боевые модели короткоствольного огнестрельного нарезного оружия беспрестанно звучат. Сторонников у этой идеи хватает, и на Западе эта модель работает. Но я бы не хотела жить в таком обществе — по крайней мере, если речь идет о нашей стране”,— говорит Юлия Потриденная. Геннадий Гудков сторонников разрешения обладать оружием со свинцовыми пулями обвиняет в популизме.

Спорный ствол

Так или иначе, слава травматического оружия только запутывает вопрос о праве граждан на самозащиту. Понятна позиция экспертов, выступающих за полное выведение “травматики” из оборота: вытащить “ненастоящий” ствол из кармана психологически проще, чем боевой. А убивают из него зачастую точно так же.

Спорный ствол

Источник: Олег Хохлов, http://www.kommersant.ru/doc.aspx?DocsID=1315995, http://nnm.ru/blogs/russouth/spornyy_stvol/ (Журнал «Деньги» № 6 (761) от 15.02.2010)
Комплект: Седов И.А.

Живите и наслаждайтесь сайт гостиницы алтай базы..

Оставить комментарий