Спецназ обязан стрелять навскидку

Но делать это не умеет потому, что в ходе тренировок этот вид стрельбы не отрабатывается. А промеж тем именно так спецназовцам чаще всего приходится стрелять в боевой обстановке. В связи с этим, наш творец убежден: в отрядах спецназначения необходимо безотлагательно менять программу стрелковой подготовки.

Спецназ обязан стрелять навскидку

Хочу поднять главный вопрос — вопрос стрельбы из короткоствольного оружия.

На эту тему написано немало. Но нужно ещё больше. Думаю, что интересующихся этим вопросом обилие. Как правило, взор на эти проблемы однобок. Большинство авторов сетует на морально и технически устаревшие ПМы. С этим тяжело спорить. ПМ действительно просто чудовище, если разглядывать его в сравнении с современными импортными образцами. Но если брать во внимание то, что ещё очень долго у наших сотрудников-силовиков ничего другого не будет, то ПМ и АПС это то, что нужно.

Есть авторы, которые считают, что недостаточно времени выделяется на стрелковую подготовку. Есть те, кому не хватает выдаваемых для этого боеприпасов. Кому-то запрещают заниматься практической стрельбой и приходится стрелять «классику». Лично мне не хватает всего вышеперечисленного.

Патронов действительно подозрительно немного. Так подозрительно, что иногда мне кажется: где-то в верхах ОМТО или какого-нибудь штабного отдела засел вредитель, который умышленно вредит всему Российскому спецназу. Он составляет ничтожно малые нормы расхода боеприпасов на оперативно-боевую и учебную подготовки. Он закупает для спецназа ненужное снаряжение и вооружение, которое устаревает ещё до того, как попадёт в подразделения. А если покупают что-то сверхновое, то оно настолько «сырое», что на тюнинг и пристрелку уходит не один год.

Тиры старые и ни к чему непригодные. Стрельба только в одну сторону по четырём-пяти направлениям. Пулеулавливатели позволяют стрелять лишь из пистолетов, и то не из всех. А ведь стрелковый тир спецподразделения обязан давать возможность водить огонь во всех направлениях из всех видов лёгкого вооружения, имеющегося в наличии, причём боеприпасами со стальными сердечниками. Построить эти тиры не так уж дорого, но ныне об этом можно даже не грезить. Большие люди как-то даже не понимают, зачем они нужны. Разницы промеж боевой работой и спортом они не чувствуют. А уж если в начальниках ходит пожилой любитель «классики», а это, как правило, так и бывает, — то о нормальной разноплановой стрельбе и заикаться не стоит. Что такое стрельба они не знают, научить ничему не смогут, а значит, на все ваши предложения будут отвечать отказом.

Оружие старое, с очень слабым боеприпасом! С этим, наверное, тоже надобно смириться, по крайней мере, на ближайшее время. Стрелки «классики» мешают работе и тренировкам. Иногда я спрашиваю себя: на что рассчитывают эти люди? Ответ на свой вопрос я нахожу, когда вижу их на нашем профессиональном празднике. С ног до головы увешанные крестами за «Службу на Кавказе», как барбосы с выставки за умение таскать тапки, экстерьер и преданность. Ну а за что ещё, если в командировки они не ездят?

Или вот ещё — когда из центра присылают парочку «Ярыгиных», они тут же переписывают их на себя, и оружие стоит в пирамиде, и дотронуться до него можно лишь убив дежурного, который хранит этот ствол как священный Грааль. Как видите, проблем обилие. И ещё мне кажется, что я не одинок в своих мыслях.

Собравшись написать эту статью, я поговорил и обсудил это с коллегами. Беседа получилась достаточно разноплановая и сумбурная, а потому прошу снисходительно отнестись к изложенному ниже.

Спецназ обязан стрелять навскидку

Рассказать обо всём в одной статье не хватит бумаги. Поэтому я условно разбил всё, что касается стрелковой подготовки, на несколько составляющих и теперь попробую поделиться своими мыслями по поводу одной из них, на мой взор, самой важной.

Итак, я попробую поднять тему, касающуюся работы глаз.

Я не врач-офтальмолог, но всё что касается прицеливания и зрения применимо к стрельбе, знаю, как и положено стрелку.

90% информации об окружающем нас мире, попадает в наш мозг через глаза. Применимо к нашей работе, этот процент ещё увеличивается. Возможность видать лучше противника определяет боеспособность подразделения. Но когда наступает тёмное время суток (наше время), мы несколько теряем эту способность.

Что касается ночных занятий… Враз пара вопросов.

Давайте представим невозможное: вы командир, которому есть дело до боевой подготовки своих подчинённых, и совсем нет дела до политики внутри подразделения. Взяв в руки эту статью, вы решили непросто её прочитать, но и почерпнуть что-то новое. Может, ведь, быть такое? Нынче враз ответьте себе честно на вопрос: «Когда в заключительный раз ваши бойцы стреляли ночью?». Я уже знаю ответ. Я могу «добить» вас.

— Когда в вашем подразделении в заключительный раз отрабатывалась ночная тактика с боевой стрельбой? Не слабый вопрос, да?

А нынче задержите идущего мимо бойца и спросите у него, что он знает о приборах ночного видения третьего поколения. Вы очень сильно удивитесь. Нынче понятно, куда обязан быть направлен главный вектор подготовки?

Ночь — время спецназа. И ночью мы тоже должны уметь стрелять не хуже, чем днём. Пятьдесят процентов всей тренировочной стрельбы — это ночная стрельба и стрельба в условиях ограниченной видимости: в задымлённых зданиях, в тумане, сквозь забрало и в противогазе. Я также знаю, что приборов ночного видения на всех просто не хватает. И то, скорее всего, снайперы их уже отжали для себя. Как правило, это просто прицелы. Приборов наблюдения, дающих возможность водить огонь, нет. Ну так ведь? Спрашивать о ИК диапазона целеуказателях не стоит, я думаю….

Ночная стрельба это тема серьёзная, но в рамках этой статьи мы её разглядывать не будем. Написана куча книг и нашими, и зарубежными авторами. Однако если вы взяли в руки книгу о специальной тактике или стрелковой подготовке — враз смотрите оглавление. Если ночной стрельбе или ночному бою посвящено меньше половины — враз закрывайте её. Это пустышка. В ней написано абсолютно про всё, кроме по-настоящему важного. Есть, правда, одна терпимая книга — Энди Стенфорда. Её можно приобрести.

Если ваш командир на вопрос о ночных занятиях, делает большие глаза — это тоже пустышка. Но его как книгу не закроешь. Поэтому второй совет: тренируйтесь сами. И помните главное правило наших заокеанских коллег: «В адресе каждый побеждает сам». Так, вам будет легче. Собирайте деньги и покупайте себе снаряжение сами. Повышайте свой уровень самостоятельно.

Спецназ обязан стрелять навскидку

Нынче несколько слов о спортивной стрельбе.

Я обязан раскрыть своё отношение к спортивной стрельбе и стрелкам-«классикам», живущим в наших подразделениях. Я считаю, что спортивная стрельба калечит бойца и его боевые рефлексы самым серьёзным образом. Ни один навык, который закрепляется классической стрельбой, не применим в бою. Ни один. Ни стойка. Ни прицеливание. Ни скорость прицеливания. Ни работа глаз.

В ближнем бою, когда вы перейдёте на краткий ствол, вы не увидите прицельных приспособлений — не успеете. Я раскрыл эту «великую» тайну, чтоб пробудить интерес к написанному ниже.

Не стану подробно обрисовывать работу человеческого глаза, а враз перейду к вопросу о том, как он работает при стрельбе? Вы думали, что значит метить? Это значит соотносить длину линий на глаз. Соотносить длину промежутка в прорези целика справа и слева до мушки. При этом ваш глаз пробегает сначала по одной линии, затем по иной. В мышцах, проворачивающих глазное яблоко и совершающих эту работу, скапливается лактат — токсин усталости. Если одна черта длиннее иной, глазное яблоко будет проворачиваться вдоль неё дольше, это потребует большего времени. И токсина усталости выработается больше. Правда, всего на несколько молекул, но всё же больше. И эту разницу наш мозг улавливает. На основании опыта нашей психики и памяти мозг делает умозаключение о том, какая черта длиннее. И вы начинаете дорабатывать ровную мушку.

Вот так вот мы прицеливаемся, когда исполняем наши «три плюс десять». Сложно, не так ли? В бою это вероятно?

Когда мы прицеливаемся одним глазом (по-спортивному), то всё опирается на способность нашего хрусталика менять кривизну (наводить резкость), это называется — аккомодация. А когда в бою вы смотрите двумя глазами и двумя глазами определяете дальность до цели, это уже совсем другое деяние, которое называется — дивергенция. Один воин сказал — косоглазие. Если коротко, то да.

Чем тоньше «работа», тем более возможно, что воспользоваться вы этим навыком в бою не успеете. Вся спортивная работа — это приобретенные навыки, и они очень неустойчивы в стрессовых ситуациях. Поэтому тренировки в прицеливании должны вестись непременно двумя глазами. Это неловко, промахи вносят дискомфорт в обыкновенный стрелковый жизненный уклад. Но наработав этот навык, который будет поддерживаться вашими рефлексами и инстинктами, вы станете опасней и сильнее.

Зачем нам тонкая работа, если в реальном бою дистанция стрельбы — это дистанция рукопашного боя и скорость стрельбы 3-4 выстрела в секунду?

Очень простой наглядный образец. Ограничиваем время на стрельбу. Сокращаем дистанцию. И делаем угол возможного появления целей 180 градусов. Введя такие условия для стрельбы, вы враз заметите, что у стрелка поменяется даже стойка. Не говоря уже об удержании оружия и перемещении. Глаза начнут трудиться так, как им и положено. Умозаключение такой: Вся стрельба ведётся с прицеливанием двумя глазами. Закрыть один глаз и совместить целик с мушкой не получится. Представьте, что их просто нет.

Спецназ обязан стрелять навскидку

Все упражнения, которые мы стреляем для галочки, содержат в себе стрельбу только по фронту. Могу поспорить, что у человека, составляющего эти упражнения, дефицит витамина «В» в организме, иначе как объяснить, что он совсем не думает своей головой о том, что соперник может появиться и сбоку. И вообще, откуда угодно.

Ещё одна хроническая хворь — оценки. Зачем нашу стрельбу оценивают по итогам глупых стрелковых упражнений, которые к тому же мы начинаем настреливать за луна до проверки? Что происходит? Кого мы пытаемся обмануть?

Перед проверкой, как на Рождество, случаются чудеса. Командиры начинают проявлять телепатические способности, и уже за луна знают, какие упражнения мы будем сдавать. А те, кто приезжает с проверкой, к всеобщему удивлению оказываются беспробудными пьяницами — впрочем, как и ожидалось.

Спецназ обязан стрелять навскидку

Из вышеизложенного следует, что закреплять и нарабатывать нужно только тот навык, который будет трудиться. Который гарантированно «включится» в состоянии стресса и при ранении. И уж если вы решили проверить уровень бойца, то и проверять нужно досконально. И делать это обязан профессионал, а не командир. И уж, разумеется, смешно считать, сколько он там очков выбил, и на какую оценку это тянет. Глупо также высчитывать средний балл по подразделению, ведь оно стреляет настолько хорошо, насколько хорошо стреляет самый плохой его воин.

Стрельба — это фундамент любого подразделения. Воин, научившийся стрелять, уже «в теме». Всему остальному его учить не нужно. Сам до всего дойдёт. И до медицины, и до топографии и до всего остального. Есть стрельба — есть и команда. Не умеете пользоваться оружием, и какой от вас толк?

Проверка уровня стрелковой подготовки должна быть комплексной и состоять как минимум из полусотни выстрелов только для пистолета. Всё это разработано, но лежит под сукном, а кому очень интересно, я могу посоветовать, где это брать.

Спортивная работа глаз для подготовки бойца спецподразделений абсолютно не приемлема и вредна. В бою зрение работает иначе, чем в спорте. А если точнее, то от дистанции и размеров цели зависит и работа глаз. Цели непрерывно удаляются и приближаются. Они непрерывно двигаются. Или двигаетесь вы. Работа глаз, к которой они привыкают при стрельбе из неподвижного состояния по неподвижной цели, абсолютно пустая трата времени и патронов.

Спецназ обязан стрелять навскидку

При стрельбе в упор зрение необходимо только для того, чтобы видать, где соперник или куда бегать, стрельба без прицеливания, как говорят, — по картинке.

Три-четыре метра — уже нужно контролировать положение оружия. Пять-шесть метров дистанции, уже необходимо выносить оружие на линию глаз—оружие—мишень. Стрельба с десяти метров — это уже прицельная стрельба. Исходя из этого, стройте стрелковые задания. Соответственно этим дистанциям будут меняться временные промежутки промеж выстрелами и время прицеливания. Вы должны чётко зафиксировать это время.

Один, очень немаловажный, момент. При отработке стрелковых заданий, на всех практических занятиях, необходимо вводить обнаружение и идентификацию цели как составляющие первого выстрела. Это непременно. Наши сотрудники привыкли к тому, что нужно просто стрелять. И совсем не думают о том, что перед выстрелом нужно ещё обнаружить цель и определить, имеет ли смысл стрелять в неё.

Закрепиться должна правильная реакция — сначала смотрим и оцениваем обстановку, потом выхватываем и готовим оружие к выстрелу и, наконец, стреляем, если нужно. На всё это должно уходить не больше секунды; все составляющие первого выстрела идут внахлёст. Здесь же у вас будет возможность оценить реакцию сотрудников, кто скоро реагирует, а кто притормаживает. В спортивной стрельбе это сделать практически невозможно.

Упражнения для наработки реакции и первого выстрела вы можете брать из книги Виталия Крючина «Практическая стрельба», там всё очень подробно и доступно написано.

Последующий момент. Зрительный контроль во время стрельбы за результатом выстрела. Трудиться в тире по схеме «выстрелил и забыл» нельзя. Эта схема подходит для стрельбы из ПЗРК. На своих занятиях я постоянно пытаюсь достигать того, чтобы стрелок смотрел на мишень и по сторонам, а не на прицельные приспособления. Дистанция пистолетной стрельбы позволяет это сделать. «Завязывать» взор на оружии опасно, особенно в темноте и при ограниченной видимости. Вы рискуете упустить движение противника. Вашим выстрелом дело не заканчивается, потом выстрела всё только начинается. Вы сделали свой выстрел, — нынче кто-то иной сделает свой. А значит, сделав выстрел, вы враз должны осмотреться. Проконтролировать результаты своей стрельбы. Ствол надобно убрать с линии прицеливания так, чтобы сражённый соперник был полностью виден, как бы невдалеке он не упал. К тому же он может быть не один. Поэтому, не замирайте потом выстрела, а враз берите окружающую обстановку под контроль и убедитесь в том, все члены вашей команды правильно понимают происходящее и двигаются в нужных, тактически грамотных направлениях. Здесь же стоит упомянуть и том, что, зачищая помещение, вы должны непрерывно следить чтобы руки и ствол не закрывали нижний уровень. Вы должны видать всё, как в телевизоре.

Спецназ обязан стрелять навскидку

Если ваш уровень стрелковой подготовки стабильно высок, можете пробовать водить огонь, не заслоняя руками с оружием цель, даже если она прямо перед вами. Руки с оружием можно убрать немножко в сторону и вниз, чтобы видать ВСЁ. Такая стрельба требует хорошего настрела и устойчивого навыка, но при стрельбе в упор и в движении просто незаменима и даёт абсолютно полную картину происходящего.

Зрительный контроль также обязан присутствовать в ваших стрелковых тренировках. Я бы даже посоветовал располагать стрелков на опасных углах и направлениях, чтобы они непрерывно смотрели приятель за другом и за движениями соседей.

Вы должны разуметь, что в помещении вы никогда не будете одни, и стрелять придётся постоянно при скоплении своих товарищей или «гражданских» лиц, при этом ещё нужно будет учитывать возможности рикошетов при промахе. Это и есть контроль. Иной информации о происходящем, кроме как через ваши глаза, у вас не будет.

Проводя занятия с «просто людьми», так я называю оперативный состав, я заметил одну необыкновенность — они быстрей прогрессируют. На сборах мы стреляли упражнение, сущность которого заключалась в следующем: В дверной проем вбегают четыре-пять человек, вооружен только один и его нужно поразить. Стреляли пневматикой. Те, кто выбегают, двигаются на стреляющего. Очень непростое стрелковое задание. И на идентификацию и на реакцию. «Обычные люди» справлялись с заданием качественней спецназа. Не быстрее и не точнее, а качественней. Если разговаривать языком фотографов, — чисто, без «шума». Спецназ стреляет скоро, но не постоянно «безопасно».

Нынче о собственной зрительной идентификации. Я не хочу заниматься плагиатом, так как тема эта теперь двигается одним моим коллегой. Напишу совсем немножко. Если вы решились применить оружие, то человек, по которому вы стреляете, все же имеет право знать, что его теперь будет убивать коллега силового ведомства. И вы должны это право ему дать. Как вы это сделаете, решать вам. Существует предупредительный выстрел вверх и громкая голосовая команда. Но может ведь быть такое, что он вас не поймёт и истолкует выстрел вверх неверно. Именно так он и скажет прокурору, если выживет. А прокурор, в свою очередь, задаст кучу вопросов вам.

Считаю также необходимым остановиться на защите глаз во время тренировки. Во время работы все это учитывают, а вот на тренировках частенько пренебрегают собственной безопасностью. А ведь частенько потом ста с лишним выстрелов, кусочки нагара затвердевают и отлетают в глаза. К тому же нормального спортивного боеприпаса калибра 9/18 ещё нет, и мы стреляем пулями со стальным сердечником, «рубашки» от которых очень нередко летят обратно, в личико. Это выводит из строя на несколько дней, а то приводит и к более серьёзным травмам. Обычные стрелковые очки стоят порядка трёхсот рублей — это может позволить себе каждый. Если вы инструктор и проводите занятия, то постарайтесь не дозволять к стрельбе тех, у кого не защищены глаза. А то, не дай господь, человек, получив травму, обратится к медикам за помощью, начнётся разбирательство, в ходе которого может выясниться, что стреляли с трёх метров. Вы никогда не сумеете объяснить начальству, что эта дистанция тоже рабочая. Вас накажут, и потом вы долго и тошно будете стрелять только «классику». Я всё это проходил.

Я также не могу не затронуть ставшую очень модной тему психологической составляющей. Должна же быть психологическая изюминка в стрельбе. Я опишу несколько распространённых ошибок, которые допускают большинство стрелков. Ошибок не технических, а психологических.

Спецназ обязан стрелять навскидку

На ближних дистанциях смотрят в личико врага. Этого делать не нужно. Такое движение глаз может спровоцировать выстрел в личико противнику и, как правило, промах. В голову попасть тяжело. Выстрел в голову это уже удел профессионалов. Те, кто пообтерся в перестрелках, знают, что если звучно крикнуть, человек смотрит в личико, а не на прицельные приспособления. Так можно привязать внимание и принудить соперника промахнуться. Если уж принято решение стрелять, то смотрите на центр тяжести, в область таза. И стреляйте туда же. Таз очень крупная цель — промахнуться тяжело. Кроме того, там много крупных вен и артерий. Внизу живота очень мягкие ткани и пульсирующая полость рвёт их, оставляя дыры до 7 см. Таз — это центр тяжести, поэтому он относительно неподвижен — выгодная цель. Вынос оружия на уровень таза в два раза быстрее. Вероятный промах уйдёт в землю, а не в случайного прохожего. А это тоже немаловажно. Как видите, плюсов очень много. Не поднимайте глаза выше грудной клетки. Если хотите посмотреть в глаза человека, явно угрожающего вашей жизни и жизням окружающих, то стреляйте ему в таз. Потом подойдёте и посмотрите. Я думаю, это высказывание надобно сделать аксиомой.

При прохождении углов и дверей, когда будете «резать» угол, сканируйте открывающееся пространство снизу-вверх. При этом ваши глаза сами будут трудиться вглубину комнаты. Так удобней. Не нужно беспрестанно «бегать» глазами по сторонам. Они тоже устают.

Немаловажно знать так же, что при сильном стрессе угол зрения резко сужается. У спринтера, финиширующеего на стометровке, он равен примерно 12 градусам. Резкость восприятия падает. А следовательно, мы будем пользоваться также ещё и боковым — периферическим зрением. Оно у нас чёрно-белое. Цветное изображение мы получаем по центру. Чёрно-белое изображение более контрастно, и передает движение значительно лучше. Эволюция подарила нам его для того, чтобы нам легче было подмечать опасность, подкрадывающуюся сбоку. Умозаключение: стрелять на тренировках всё же предпочтительней затем физической нагрузки.

Следующие несколько строк меня заставила написать моя совесть. Если, используя все свои знания и навыки, вы применили оружие по человеку, применили его законно и безопасно для всех остальных, и неважно, проявляет цель признаки жизни потом этого или она без сознания, — вы обязаны оказать первую, доврачебную медицинскую подмога. Вы обязаны это сделать. Речь, разумеется, не идёт о террористах, хотя и они люди — если приближаться юридически. Но правильным будет постараться сохранить им жизнь.

Здесь я очень много рассуждал на отвлечённые темы, как может показаться. Но в работе спецназа нет мелочей. Нет просто стрельбы. Нет порознь взятого разговора о работе глаз, потому что если его продолжить, то мы неминуемо придём к разговору о психотипах бойцов и об их гормональных реакциях. Так что работа с оружием — это самая сложная и важная наука для спецназа. В этой статье я не давал никаких рекомендаций о методах и порядке проведения тренировок будучи твёрдо убеждён: уровень квалификации инструктора обратно пропорционален количеству даваемых им советов. Вы должны решать эту задачу сами исходя из того, что у вас есть. Исходя из материальной базы, из количества боеприпасов. Нормальным будет, если стрелок делает ну хотя бы двести выстрелов за тренировку и половину всего стрелкового времени стреляет в темноте. Батарейки в фанариках должны меняться каждые две недели. Я знаю, что это просто невозможно, но всё же это единственный выход.

Есть вещи, которые не наработать в холостую или пневматикой. Такие, как, положим, быстрая серия. Шесть или восемь выстрелов. Устойчивое положение тела и хвата во время серии. Сдвоенный выстрел. Я мог бы написать о тех или иных упражнениях и стрелковых заданиях, но понимаю, что всем не угодишь. С удовольствием поделюсь материалом и наработками, скажем так с глазу на глаз.

Если уж вы решили выучить вопрос во всех тонкостях, то начинайте с основ. Я не говорю, с простого, я говорю о базовых знаниях. Ими надобно владеть. Это будет очень сложно, но другого выхода нет. Иначе, господа, незрячий поведёт слепого, и оба упадут.

Майор «ВЕТЕР»,

инструктор по огневой подготовке

.

Оставить комментарий

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .