Для стволов всех калибров

В 70-80-е гг. прошлого века в Тульском КБП разработали целое семейство управляемых противотанковых ракет для танковых пушек и артиллерийских орудий.

Для стволов всех калибров

Танковая «Кобра» (см. «Оружие» No11 за 2007 г.), принятая на вооружение в середине 1970-х, вполне устраивала заказчика по боевым характеристикам, но отнюдь не по эксплуатационным. Дело было не в массово-габаритных параметрах, а в мощном СВЧ-излучении: аппаратура требовала времени на разогрев (которого в бою могло и не быть), солдатам не рекомендовалось находиться ближе нескольких сотен метров перед башней Т-64Б, а повреждение волновода, вполне возможное в бою, могло стать фатальным для экипажа абсолютно целой в остальном машины…

Но к этому времени был освоен и иной прием дистанционного управления высокоточным оружием — лазер. С конца 1960-х он активно применялся при наведении боеприпасов «воздух — земля», а кстати — и на танках, и в пехотных боевых порядках уже прижились лазерные дальномеры. Разработчиков привлекают компактность оборудования, простота его эксплуатации и информационная ёмкость лазерного луча.

Однако, начиная творение целого семейства ракет, запускаемых через стволы танковых и противотанковых пушек, в тульском КБП решили, что имеющийся уже мировой опыт создания лазерных систем наведения не очень применим. В самом деле: можно сказать, «классическим» стало облучение лазером цели и восприятие головкой ракеты (бомбы, снаряда) отражённого сигнала. Логично, освоено (в том числе и самим КБП, в артиллерийских снарядах «Краснополь» и «Китолов»), но…

Но требует применения на ракете сложной (а значит — драгоценный, что для ПТУР неприемлемо) головки на высокоточном кардановом подвесе с гироскопической стабилизацией (теоретическая возможность обойтись без этого появилась только теперь, 30 лет спустя). Кроме того, со стороны цели вероятно воздействие оптических помех от достаточно ярких термитных шашек до специальных лазерных устройств), да и маршрут лазерного луча удваивается (устройство подсветки — цель — ракета), соответственно возрастает и возможность чисто механических помех — дыма и пыли, которых над полем боя постоянно много.

Для стволов всех калибров

Туляки пошли другим путём. За основу взяли отработанное конкурентами (КБ «Точмаш» и КБМ) радиоуправление, но заменили СВЧ-волны оптическими. Оператор также обнаруживает объект атаки и наводит на него прицельное устройство. Команды управления вырабатываются прицельным устройством и передаются лазерным лучём на фотоприёмник в хвостовой части ракеты, обращённый к месту старта, и для помех противника недоступный. Практически всё, что требуется от ракеты,– удержаться в луче лазера, который прицельное устройство поворачивает определённым образом…

Аппаратура, устанавливаемая на ракете, получается предельно компактной (уже в силу того, что длина оптических волн значительно меньше, чем СВЧ), простой, а значит, и дешёвой — что и требовалось. Усложняется построение устройства (нужно достаточно живо поворачивать управляющий луч), но это не боязно — оно многоразовое, а в танке ещё и защищённое!

Однако сначала новые физические принципы освоили не на танке: в 1981 г. комплексом 9К116 «Кастет» оснастили 100-мм гладкоствольные противотанковые пушки МТ-12. Орудие, созданное двумя десятилетиями ранее, получило новые возможности: нынче поражать любые бронированные цели можно на любой дистанции в пределах прямой видимости — 4–6 км!

К концу 1970-х на вооружении (и на базах хранения) Советской армии, а также в десятках стран мира, стояли несколько десятков тысяч танков Т-54, Т-55 и Т-62, вооружённых, соответственно, 100-мм нарезными пушками Д-10Т и 115-мм гладкоствольными У-5ТС. Прицельная дальность стрельбы и бронепробиваемость этих надёжных, освоенных, но созданных, соответственно, в конце 1940-х, начале и конце 1950-х гг., машин не отвечали современным требованиям. Идея «модернизации путём ракетизации» напрашивалась — и была осуществлена!

Для стволов всех калибров

Для стволов всех калибров

Ракету 9М117 «Кастета» взяли без изменений, появились лишь опорные пояски для устойчивости движения по 100-мм нарезному или 115-мм гладкому стволу. Больше всего принятые на вооружение в 1983 г. комплексы 9К116-1 «Бастион» (ставился на танки Т-55) и 9К116-2 «Шексна» (им вооружили Т-62) различались гильзами. В них, кроме метательного заряда и опорно-силовых элементов, разместили ёмкости с инертным газом, продувающим ствол потом выстрела.

Ракета выполнена по схеме «утка», аэродинамические рули выдвижные, крылья прямоугольной формы в транспортном положении «обёртывают» хвостовой отсек, разворачиваясь потом выстрела. Кумулятивная боевая доля размещена впереди маршевого двигателя (с «тянущими» боковыми соплами).

Аппаратура управления «Волна» занимает 47 л объёма боевого отделения. Наиболее явным внешним признаком ракетного танка служит сам лазер, установленный над стволом пушки.

Ныне на конвейере Тульского машиностроительного завода — ракета 9М117М с тандемной боевой частью, входящая в состав комплекса «Басня» для БМП-3.

Однако для танков 3-го поколения такой маршрут был неприменим: установленная на них 125-мм пушка 2А46М имеет раздельное заряжание и сгорающие гильзы (остаётся только поддон). Вот тут сказались меньшие габариты лазерной аппаратуры: все агрегаты ракеты 9М119 уместились в габаритах стандартного осколочно-фугасного снаряда 3ВОФ26.

Для стволов всех калибров

Компоновка ракеты в дальнейшем стала типовой для тульских ПТУРов, но именно здесь применена впервые кумулятивная БЧ, расположенная ЗА двигателем, по оси которого появился канал для пропуска кумулятивной струи. Остальное традиционно — выдвижные рули с приводом от набегающего воздуха, раскрывающиеся (5-угольные) крылья вокруг хвостового приборного отсека… В дальнейшем в те же габариты удалось втиснуть ещё и предзаряд тандемной БЧ. Взамен гильзы — метательный заряд (его масса ограничена допустимой для ракеты перегрузкой) с пружинным штоком-амортизатором.

В результате, комплекс 9К119 «Рефлекс» (на вооружении с 1985 г.) стало возможным использовать на всех танках 3-го поколения, независимо от конструкции автомата заряжания. Поэтому именно «Рефлекс» (и модификация с ракетой «Инвар») стал «длинной рукой» советских Нынче — российских) основных танков, потеснив, а потом и заменив «Кобру».

Сергей Александров,

рисунки Михаила Шмитова, фото Сергея Суворова

.

Оставить комментарий

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .